Охрана  Здоровья

Не надо бояться белых медведей

или как обрести новые волосы

 

Забавно, но этот материал я пишу уже ...третий год.

Такое впервые за тридцатилетнюю журналистскую практику.

Однако на это есть свои, и весьма веские причины. Читайте, и поймете почему.   

 

    Потерю волос я впервые заметил в 34 года. До этого у меня была великолепная шевелюра, и волосы никогда не выпадали. Помнится, что мой парикмахер, во время стрижки использовал специальные зубчатые ножницы для прорежения волос!  Но вот однажды, когда я завязывал шнурок у ботинка, мне идеальным шепотом сообщили, что у меня просвечивается макушка. Внимательно рассмотрев при помощи двух зеркал свой затылок, я действительно нашел едва заметное поредение.
 
     Мне показалось, что тревогу бить рано, я еще несколько лет я вопросом не занимался, хотя зачастую замечал, что на подушке остаются волосы. Люди относятся к проблеме потери волос по-разному. Большинство мужчин ей не занимается, поскольку попытка сохранения волос, задача сложная, весьма недешевая, и полученный в случае успеха результат нужно поддерживать все время. Именно по этой причине я, как и все мои товарищи по несчастью, начал лечиться не сразу.
     Первое место, куда привела судьба, был институт Красоты на Арбате. Прежде это было практически единственное место в Москве, где занимались подобными проблемами. Помнится, были назначены процедуры; делали прижигания жидким азотом мест облысения, а также обработку их какими-то секретными мазями. Вполне возможно, что все это несколько затормозило процесс, но новые волосы на местах их потери, так и не выросли. После этого проблема была вновь заброшена на несколько лет – не то, чтобы она перестала волновать, но просто было не понятно, что же делать дальше.
Честно говоря, я уже точно не припомню, как судьба свела меня с талантливым врачом-трихологом Владиславом Ткачевым, который занимался проблемой сохранения и роста новых волос. На самом деле понравились результаты, которые он мне показал в качестве образцов своего труда и исследований. И я снова решил попытать счастья и вернуть себе былую роскошь своей молодости.
     Шагнуло вперед время, а вместе с ним и арсенал препаратов. Ткачев умудрился собрать в своей маленькой лаборатории по росту волос целый комплекс уникальных по тем временам препаратов, которые давали хороший результат. Надо сказать, что сейчас лаборатория превратилась в целый учебный центр, который ежегодно выпускает сотни специалистов по росту и сохранению волос.
     Курс, пройденный у Ткачева, дал определенный эффект и продержался несколько лет, но волосы все равно не закрыли макушку, кожа на которой просвечивалась уже совсем явно. Для того чтобы справиться с проблемой окончательно, нужно было начать пить определенные лекарства, в частности, финастерид, а также обрабатывать голову препаратом «Регейн» - под этой торговой маркой продавался 5%-ный раствор миноксидила. Однако делать мне этого не хотелось по нескольким причинам. Во-первых, таблетки эти не обещали отсутствие нежелательных побочных эффектов, а от обработки головы миноксидилом волосы всегда выглядели грязными, что не доставляло удовольствия. В общем при таком вялом лечении нужный эффект так и не был достигнут, хотя процесс притормозить все же удалось.
      И вот, когда после очередного перерыва я снова увиделся с Ткачевым, он, осмотрев мою голову, произнес то, о чем я и сам давно догадывался – пересадка. Данный вопрос я изучал и ранее, но слышал самые разные мнения. Реклама, которую дают по радио и телевидению, я отверг сразу, хотя вполне допускал, что в рекламируемых структурах работают достойные специалисты высокого класса. Я начал действовать так, как и всегда в таких случаях – искать среди своих знакомых медиков людей, которые данную проблему могли бы решить или дать рекомендацию к кому можно обратиться.
      Такая схема работает куда лучше любой рекламы. Области медицины, правда, это касается в меньшей степени, поскольку гарантий на все сто тут дать не может вообще никто, и тем не менее.
     Итак, первый вопрос на эту тему был задан естественно тому, кто и произнес слово «пересадка» - Владиславу Ткачеву. Он, практически не задумываясь, назвал мне фамилию - Федоров. В ответ на встречный вопрос он сказал, что это питерская клиника, и на сегодняшний день лучшей он не знает. Ткачев пообещал мне связаться с Сергеем Федоровым и взял на это тайм-аут на несколько дней, поскольку тот работает в основном за границей, а в Питер прилетает два раза в месяц.
     Через пару дней Ткачев дал мне контакт Федорова. Я написал довольно длинное письмо, рассказав о себе, своих проблемах, мы стали общаться по скайпу. После первого же разговора я понял его рассказы нужно записывать и публиковать, поскольку богатейший материал, собранный Сергеем, должен принадлежать не только ему, но и обществу. Касается это не только проблемы наличия и отсутствия волос, но и психологии, и жизни в целом.
     f1.jpgНесколько слов о самом Федорове. Родился Сергей в г. Славянске, Украина. Сейчас он с болью вспоминает счастливое советское детство, проведенное в этом городе. Кто бы мог тогда подумать, что через десятилетия его охватит пожар гражданской войны?..
С детства Сергей увлекался двумя вещами – театром и медициной. Театральные кружки буквально стали его вторым домом. А когда в школе началась биология, то они с товарищем обложились не только школьными учебниками, а более серьезной литературой, которая практически довела их да препарирования лягушек, и если бы юным исследователям удалось перебороть страх и брезгливость, то они бы непременно это сдали, поскольку даже достали для этого инструменты. В итоге тяга к искусству все же победило медицину, и Сергей поехал поступать в Москву в театральное училище.
   Отец Сергея был москвич, поэтому с жильем и прочим проблем не было. Однако, как и нетрудно было предположить, ни в «Щепке», ни в «Щуке» Федорова особо не ждали – в 60-е годы прошлого века все хотели стать космонавтами, на худой конец - артистами или учеными. Кому это не удавалось, считали своим долгом служить в армии – тогда это было почетно, и никто от военкомов не бегал. Вспомните хотя бы фильм «Максим Перепелица». Так вот так было не только в кино, а в реальной жизни.
Сергей Федоров не был исключением. Он реально считал, что, не поступив в театральный ВУЗ, он должен стать мужчиной и пройти начальную армейскую школу, тем более, что отец и мать были военными и прошли всю войну. И вот только после службы Сергей все же поступил в медицинский институт в Ленинграде. Служба в армии все же создала перевес в сторону медицины – от идеи стать профессиональным артистом он отказался, хотя по сей день им остается, но несколько в другой области.
     Став хирургом, Сергей переехал во Всеволожск, пригород Ленинграда, и начал трудиться хиругом центральной районной больницы. Там он проработал несколько лет, набрался опыта и вот после этого началось самое интересное: волей судьбы Федоров стал судовым врачом. Путешествия забрасывали его в самые разные уголки нашей планеты, а однажды ему даже довелось поработать в Антарктиде в составе полярной экспедиции. Кстати, именно там ему пришлось в полной мере прочувствовать на себе универсальность профессии судового врача, поскольку первым пациентом у него стал полярник с больным зубом, и зуб этот пришлось удалять. Не будучи стоматологом, Федоров справился с этой задачей на пятерку. Об антарктических приключениях Федорова можно написать отдельную книгу. Слушая его рассказы о морозах, пингвинах, жизни и быте полярников, входивших в состав 40-й антарктической экспедиции, создается ощущение, что ты сам побывал за Полярным кругом.
     Экспедиция в Антарктиду стала для Сергея и еще одной точкой отсчета, так как сразу возвращении из нее, ему раздался звонок с приглашением от коллег по работе съездить в Америку к доктору Вульфу, который занимался пересадкой волосяных фолликулов. Процедура подразумевала элемент микрохирургии, а это интересовало Федорова еще с институтских времен. Поездка состоялась, и в результате Сергей и двое его товарищей начали работать по этой технологии. И весьма успешно! А через год Бредли Вульф пригласил Сергея поработать у него в клинике. Почему его, а не кого-то из прочих российских учеников? Федоров признался, что до сих пор сам этого не знает. Вполне возможно, что еще во время обучения Вульф заметил особую аккуратность и тщательность в работе Федорова, а это при данной процедуре является фактически главной составляющей успеха.
Сейчас у Сергея своя небольшая клиника в Питере, и там работают специалисты, подготовленные уже им лично. Сам Федоров работает в основном в Ирландии и других странах,  но обязательные «два раза в месяц» не пропускает никогда. Для его коллег они становятся своеобразными мастер-классами. И вещи, которые они творят в клинике, воистину удивительные. Клиника небольшая, но как говорится, мал золотник, да дорог.
Начав общаться с Федоровым, я был далеко не уверен, что приму решение пойти на такой шаг, как пересадка волос. Все же это операция, и когда Федоров рассказывал мне о ней в деталях, это только добавило сомнений. Однако, видя перед собой живой пример, самого Сергея, который на себе испытал эту процедуру, сомнения рассеивались. Да и технология, которой Федоров владеет в совершенстве, позволяет достичь гарантированного отличного результата. А когда я откровенно сказал ему, что боюсь, то он засмеялся и сказал, что бояться белых медведей не надо, потому что их в Антарктике нет.
      В общем, мы решили, что встретимся в Питере в клинике «Волосы.ру».
 
f2.jpg.... Убедить-то меня Сергей Федоров смог. А вот реально собрать сумку и поехать в Питер – это уже было дело другое. И не думайте, что решив все на словах, было просто решиться взять билет и сесть в поезд.
     В течение нескольких месяцев меня все же одолевали сомнения – а нужно ли мне это вообще? Но подвести людей и отказаться было бы самым худшим показателем деловых качеств – ненадежности. А вот этого допустить я уже никак не мог. Федоров специально ради меня летел из Ирландии, а я, струсив, не поехал бы в Питер?!
     В городе на Неве я был давно, а на его окраине не был вообще. Добравшись до Гражданского проспекта, где и находились «Волосы.ру» и выбравшись из питерской подземки, я с радостью увидел тот же унылый зимний пейзаж спального района Москвы. Если бы не отсутствие застывших в вечной пробке автомобилей, вполне можно было спутать Гражданский проспект с Варшавкой, Каширкой или любым другим московским проспектом.
     Клинику я нашел довольно быстро, в длинной пристройке к жилому дому, являющейся фактически ее первым этажом, вместе с магазинами разного профиля и кафешками красовалась скромная вывеска – «Волосы.ру». И все.
     Меня уже ждали. Конечно сам Сергей Федоров, с которым я был до этого знаком только по видеосвязи, а также Александр Волков, главный врач клиники. Полный тезка известного детского писателя прежде работал врачом-лором, но перешел в пластическую хирургию и уже давно имеет всевозможные дипломы за успешные операции по трансплантации волос, уверенно оправдывая свое членство  в международной организации по их пересадке.
     Процедура по пересадке – процесс  довольно длительный, а часы показывали 11 утра. Нужно было начинать.
     Во-первых, мою голову сразу сфотографировали со всех сторон, тут же определили проблемные зоны и начали обсуждать, как действовать. Мне предложили пересадку делать в два этапа, в первый день, мне делают, так называемое, ТФИ (техника фолликулярной изоляции), а во второй день возьмут лоскут. ТФИ – это когда специальным инструментом, напоминающим «пробойник», «выкручивают» волосяной фолликул из затылочной части головы. Затем делают насечки на коже в месте пересадки и вставляют туда донорский фолликул. В общем, ручная ювелирная работа. Хороший врач на операционный день может пересадить до 1500 тыс. графтов. Целый день на ногах с наклоненной головой. Вот так работают врачи этой специальности и никаких приспособлений придумать нельзя.
   Лоскут – это другая процедура. Тут есть возможность «взять», как говорится, за один раз до 3000 тыс. графтов. Для этого с тыльной части головы вырезают полосу кожи с фолликулами, а затем кожу сшивают. Косметический шрам впоследствии под волосами не виден. У Сергея Федорова, который сам перенес несколько операций по пересадки, я шрам этот вообще не нашел, хотя он позволил мне покопаться в его теперь уже густой шевелюре.
    Лоскут несколько испугал меня, но и Федоров, и Волков сказали мне, что больно не будет, и заживет все недели за две.
    - Бреем? – спросили они с улыбкой, имея в виду голову.
    - Давайте, - вздохнул я и закрыл глаза.
     Когда я увидел себя в зеркало после стрижки «под ноль», то первая мысль, которая пришла, была такая: «А надо ли что-то еще?..». Дело в том, что я никогда не видел себя без волос, а если б увидел раньше, то не факт, что вообще оказался бы в Питере. Увиденное в зеркале отражение было вполне сносным.
    Увидев мое замешательство, Федоров и Волков в один голос задали мне вопрос:
    - Сергей, так мы будем что-то делать? Еще не поздно отказаться, это твое решение…
    - Конечно, делаем! - ответил я уже без замешательства.
    Сбрить волосы я смогу всегда. А вот сделать так, чтобы они росли, уже никогда.
    Перед началом процедуры по пересадке волос мне дали таблетку – что-то типа легкого снотворного и корвалол с пустырником. Я переместился в операционную, где меня посадили в специальное кресло. После этого мне сделали местную анестезию, обколов донорский участок обезболивающим, и врачи начали операцию.
    Надо сказать, что за все время процедуры, которая проходила несколько часов, я находился в каком-то непонятном состоянии, я не спал, но была некая полудрема, которая не мешала мне смотреть телевизор и разговаривать с врачами. Я чувствовал, что они копаются у меня на затылке и на темени, но ни боли, ни какого-то дискомфорта не было. Время прошло для меня незаметно, и первый день операции был закончен.
    Добравшись до гостиницы, расположенной неподалеку, я зашел в буфет и за ужином решился выпить 50 граммов коньяка – как говорится, за успех операции и в качестве снотворного, поскольку «коктейль» перестал действовать, и спать не хотелось совсем. После это я улегся и через некоторое время все же уснул.
     Утром я очнулся от того, что было явно неуютно. Подняв голову, я увидел, что полотенце, которое я на всякий случай положил на подушку, было испачкано кровью, хотя вечером этого не было. На нем я обнаружил несколько прилипших пересаженных волос.
    Добравшись до клиники, я в первую очередь рассказал о случившемся. Расспросив меня и узнав про коньяк, Волков и Федоров только развели руками.
    - Мы тебя предупреждали. Вот и результат. Не будешь соблюдать правила – вообще ничего не приживется.
    Получив наглядный урок, я даже не нашелся, что и сказать. Следующий день не сильно отличался от первого. Меня так же переодели, дали таблетку и коктейль, обезболили затылок. Только, как вы помните, на сей раз мне делали так называемый «лоскут» - то есть «взяли» полоску кожи с затылка.
    Боли не было никакой, но психологически было весьма неприятно. Вспомнился фильм про индейцев «Вождь Белое Перо» - вероятно, так снимают скальп… Очень не понравился звук. Но это ведь мелочи по сравнению с шевелюрой?..
   %D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%82.jpg%D0%BB%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%B0%D1%После этого мне обезболили переднюю линию волос, которая тоже сильно нуждалась в коррекции. Полоску вырезанной кожи унесли в лабораторию, поместив в специальный раствор. Там уже сидела целая бригада лаборантов, которые резали эту полоску, отделяя и выбирая графты, не повреждая их. Эти графты в чашке со специальным раствором подносились Федорову, а он делал надрезы и «сажал» их в лунки. В общем, у меня на голове происходило что-то очень похожее на манипуляции в сельском хозяйстве при посадке семян.
     В перерывах операции мы пообедали, мне разрешили сфотографировать клинику и лаборантов за работой. За второй день Федорову удалось пересадить мне еще 2000 тыс. графтов плюс к 1500, которые были сделаны методом ТФИ.
     Меня отпустили в гостиницу, и сказали, что завтра можно ехать в Москву. А Сергей в этот же вечер отбыл в аэропорт и улетел в  Ирландию.
     Ночь в гостинице прошла без приключений. Утром следующего дня я благополучно доехал до Московского вокзала и через несколько часов был в Москве. 

     Все описанное случилось в первых числах марта 2015 года. Меня честно предупредили, что вначале будет дискомфорт, кожа головы будет чувствовать натянутость еще в течение примерно месяца-двух. В зоне пересадки возможны локальные фолликулиты – воспаления. Даже небольшая ранка, как вы по себе знаете, дает порой нагноения. А тут – довольно большая раневая поверхность. И еще меня предупредили, что практически наверняка будет отек верхней части лица.

    Однако бояться было уже поздно. Я уже не столько думал о волосах, сколько чувствовал некую победу над собой, втайне гордился перенесенными испытаниями и был готов идти дальше. Впрочем, выхода-то уже и не было.
     Натянутость кожи на голове меня не беспокоила. Вероятно, это индивидуальная особенность, и зависит от того, много ли лишней кожи на голове и от ее подвижности. Когда мы еще только принимали решение о пересадке волос и общались с Федоровым, он советовал мне делать упражнения, которые позволят растянуть кожу головы. Они простые. Нужно было брать себя за волосы и тянуть кожу – одной рукой в одну сторону, другой - в другую. Не могу сказать, что я выполнял эти упражнения регулярно, но время от времени тянул кожу. Вероятно, это сыграло свою роль и при заборе лоскута, и при дальнейшей реабилитации.
    Зона, сделанная методом ТФИ, практически не беспокоила, хотя там, судя по ощупыванию пальцами, образовались некие пупырышки. Было такое ощущение, что пробиваются ростки. Но я знал, что это только казалось! Меня предупредили, что все посаженные волосы… выпадут. Не удивляйтесь! Выпадал старый волос. А прижившийся волосяной фолликул давал новый рост. В этом, собственно, и есть суть пересадки.
     Что же касается шва, то вот тут были проблемы. Он чесался, это раз. Далее – на нем возникали воспаления, и это доставляло дискомфорт. Это было связано с тем, что некоторые волосы прорастали сквозь шов. Так, по крайней мере, мне казалось. Впрочем, локальные воспаления легко снимались раствором перекиси водорода. Главное, о чем меня предупредили – это не мазать никакими заживляющими мазями типа солкосерила. Воспаление при этом может пойти внутрь кожи.
     За исключением этих мелких неудобств, все было терпимо, даже отек, который, как и обещали хирурги, появился через несколько дней. Сначала опух лоб, в результате чего я стал отдаленно напоминать себе Ленина, а через пару дней отек сполз на нос и веки, и тут уж я себя вообще ни с кем сравнить не мог. Но, поскольку я ношу очки с затемненными стеклами, заметно это практически не было. А через неделю все прошло, и мои друзья в ГКБ-67 сняли мне швы с затылка.
     %D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%Мой новый облик прижился в окружении. Если бы это было время начала-середины 90-х, то я бы вообще ничего не менял и не отращивал волосы. Иметь такой прикид, да еще со шрамом во всю голову тогда было не просто круто, а практически гарантией успеха в любых переговорах с братвой.
     Понадобилось около трех месяцев, чтобы выпавшие старые волосы сменились на новые. Потому я приобрел машинку для стрижки волос, которая позволяла стричь их под «ноль». Два раза в неделю я убирал ей все выросшие волосы, и теперь с уверенностью могу сказать, что могу работать парикмахером при любом военкомате.
     Я настолько привык к своему новому образу , что мне с трудом далось решение перестать "снимать" волосы два раза в неделю. Однако, 31 мая, то есть как раз через три месяца после операции, я спрятал машинку в шкаф и начал отращивать шевелюру.
     Любой промежуточный процесс неприятен. То есть период от того, как ты начинаешь делать ремонт до того, как ты его заканчиваешь, никому показывать нельзя. С волосами так не получается. Ты вынужден появляться среди людей, и сделать перерыв на 3 месяца нереально. В общем, самым некомфортным был июль. Но в августе…
    В августе все стало лучше. И потом улучшалось с каждым днем. Даже короткая прическа в середине августа выглядела уже вполне и вполне. И волосы продолжали расти, появлялись новые. А в сентябре 2015 года я уже в первый раз посетил парикмахера, который был весьма удивлен, откуда у меня на голове все это взялось.
     Мы постоянно продолжали общаться с Федоровым по видеосвязи, и он был очень доволен полученным результатом.
     - Оценить полный эффект мы сможем только весной 2016-го, через год после пересадки, - сказал он. – Когда приедешь делать вторую процедуру.
     - А будет еще и вторая, и третья? – уже не испугался я.
     - Нет, - улыбнулся он. – Двух вполне будет достаточно, чтобы ты  выглядел отлично. – Дорогу к нам ты уже знаешь.
    Конечно, знаю и вскоре снова собираюсь в Питер. А о результатах я обязательно напишу. Сергей Федоров когда-то сказал мне, что не надо бояться белых медведей.  И, как видите, он меня не обманул.
 
 
 
3_.jpg?1493041622В феврале 2016 года я снова посетил клинику "Волосы.ру". На сей раз в Питер и обратно в Москву я обернулся одним днем, не останавливаясь на ночь, поскольку в 10 утра меня уже посадили в кресло, а в 8 вечера я уже ехал домой на "Сапсане".
    В очередной раз клиника «Волосы.ру» удивила меня своими переменами. Казалось бы, что могло поменяться в этом небольшом уютном помещении? Я его буквально не узнал.
     Операционная осталась не прежнем месте, а вот помещение, где стояли микроскопы и группа лаборантов, которая готовила извлеченные  графты для пересадки, переместилась к ней ближе, став практически впритык. Оказывается, как мне объяснили, переоборудование сделано по последним стандартам так называемой поточности процесса пересадки. Сделано это не для красоты, а для улучшения качества операции и ее конечного результата: волосяной фолликул должен минимальное время находиться в специальном растворе, и таким образом ни один не погибает.
      На этот раз схема операции была несколько иная - графты брали только методом ТФИ, не вырезая лоскут. Передняя линия волос выглядела вполне удовлетворительно, поэтому засадить решили верхнюю часть головы - "макушку". Разрисовав голову фломастером, меня опять "усыпили" и начали процедуру.
     В этот раз объем операции был значительно меньшим. Удалось пересадить чуть более 1000 графтов, и снова слушать про то, как это происходило, вам будет не интересно. Зато, уверен, интересно будет другое - почему не только я, но и сотни людей, в том числе и мои друзья, едут в Питер к Федорову?
     Всё просто: сделать эту процедуру в «Волосы.ру» стоит дешевле, чем в Москве. Здесь весьма консервативный ценник, а по сравнению с иностранным он вообще дармовой. Пересадить один волосяной фолликул в Ирландии, например, стоит 9 евро, то есть около 600 рублей по нынешнему курсу. В «Волосы.ру» - в пять раз меньше. А руки, которые это делают, те же: работа коллег маэстро, например, директора  клиники "Волосы.ру", Александра Волкова и других врачей, имеет разве что свой "почерк", который свойственен любому художнику. В остальном они ему не уступают, поскольку все доктора - ученики Федорова. Надеюсь, понятно, почему сюда едут и москвичи, и иностранные граждане?
    Цена зачастую является главным фактором в принятии решения. Однако, скажите, вас утешит, если вам сделают операцию в два раза дешевле, но загубят донорскую зону? Таких примеров сколько угодно. Этого, собственно, боялся и я, когда до последнего "тянул" с пересадкой - жутких отзывов о неудачных операциях хоть отбавляй.
    Федоров объездил буквально весь мир, изучая опыт пересадки волос в других странах. «Круче» всех это делают в США, где он и учился, хуже – в Европе, а в таких странах, как Турция или Малазия пока идет становление в области пересадки волос, поэтому здесь операции стоят очень дешево, на что и покупаются доверчивые граждане, не задумываясь о том, что голова-то одна и исправить результаты неудачной пересадки практически невозможно. Если «выберут» донорскую зону, то брать волосы будет просто неоткуда. Хотя в «Волосы.ру» исправляют порой даже  "испорченную голову".
     Почему же происходят ошибки при пересадке волос? Казалось бы, есть технология, современное оборудование, но… Как-то раз Федоров наблюдал в Малазии процесс пересадки и был слегка шокирован.  Девочки (вроде как "врачи"), которые «выкручивали» графты специальными инструментами  работали… без бинокуляров! Каким бы замечательным не было зрение, но оптика при пересадке так же необходима, как и при ремонте ручных часов. Ошибка – и часы не будут ходить. Тут также – ошибка, волосяной фолликул будет перерезан, и считайте, он погиб. Вас устроит, если такая пересадка будет стоить вдвое дешевле, но половина пересаженных волос не вырастет? Брак при несоблюдении технологии и неточности в работе может достигать 25-30%, а то и 50%. На фоне этого - историческая справка: у меня не выпал ни один пересаженный волос. То есть выросли все!
    В перерыве своей процедуры я попросил врачей дать мне Цейсовский бинокуляр, именно такой высококлассной оптикой оснащена клиника «Волосы.ру». Поверьте, то, что видно через такой микроскоп, невооруженным глазом увидеть невозможно. И вот чего я не понял: как врачи целый день работают с этим устройством? У меня «вооруженные» глаза перестали видеть буквально через пять минут: для того, чтобы получить резкую картинку,  нужно  держать постоянное расстоянии между кожей головы и передней линзой бинокуляра для фокусировки. Делать это, мягко сказать, непросто. Кроме этого нужно еще умудриться не перерезать фолликул, когда его «выкручивают» инструментом. Точность должна быть ювелирная и рука твердая.
    Но и это еще не все. Каждый раз перед пересадкой мне «размечали» голову. Но «разметка» это всего лишь схема. Врач, который непосредственно занимается пересадкой, непременно должен быть еще и художником. Он должен представлять себе, как у пациента будут расти волосы после пересадки, то есть их нужно «посадить» так, чтобы соблюсти направление роста волос на голове. Иначе может получиться так, что пересаженные волосы будут торчать в разные стороны. Вот так все непросто.
     Впрочем, вернемся к цене вопроса. Московские клиники предлагают ценник в районе 100 - 120 рублей за графт,    «Волосы.ру» - 85 руб. (а по акциям иногда и того дешевле), ну и возьмем первого ближайшего конкурента двум российским столицам – Турцию, где цены варьируются от 2-3 евро за графт.
      О Турции стоит сказать несколько слов отдельно. В Анталии, например, можно найти даже клиники, где пересадка одного графта падает до 1-1,5 евро. В принципе турки молодцы, зная, чем можно привлечь легковерных граждан. Рекламные сайты сделаны неплохо – прямо так и хочется поехать лысым в Анталию, там отдохнуть, а заодно и пересадить волосы в  режиме «все включено». Слава Богу, что помимо этих рекламных сайтом есть еще и форумы, где люди делятся и результатами пересадок, и опасениями, и проблемами. Ознакомившись с ними, становится понятно, что «копеечные» предложения люди вообще серьезно не воспринимают, бояться туда ехать и правильно делают. Турецкие клиники, которые  берут 2-3 евро за графт, уже пользуются некоторым доверием – может, играет роль то, что это практически «московская» цена.  Только вот подумайте сами: зачем ехать в Туцию, когда в Москве все можно сделать по такой же цене, а в Питере, в «Волосы.ру» - вообще на 20% дешевле? Одно только то, что против российских клиник по пересадки волос турками устроены целые компании черного пиара против российских компаний. В медицине так не принято, и это уже говорит о некой нечистоплотности. Думаю, что при неудачной пересадке волос в Турции, перед вами даже не извиняться, вспомните сбитым российский самолет. Так что, на мой взгляд,  и экономические, и политические мотивы явно на нашей стороне!
     Подход в «Волосы.ру» бьет все рекорды по профессиональному подходу и результатам. Если процент неудачных пересадок в столице замалчивается (а вообще-то по статистике это до 20%), то в «Волосы.ру» брака нет вообще. Правда, единичные клиенты все же   остаются неудовлетвореными полученными результатами, но это уже не в клинике дело, а в людях: есть такие экземпляры, которые будут недовольны даже если все будет идеально. В основном это те, кто обратился за помощью слишком поздно. Мне, например, сказали, что если бы я принял решение о пересадке лет 10-15 назад, то результат был бы намного лучше. Донорская зона на затылке с возрастом тоже беднеет, поэтому  знайте – чем раньше, тем лучше. Консервативное лечение, поверьте, дает эффект далеко не всегда. А пересадка – это как зажигалка «Зипо». Один раз и на всю жизнь.
   Сергей Федоров  – не просто врач высшей квалификации. Он – талант, а не ремесленник, что редко встречается в любой профессии. Директор «Волосы.ру» Александр Волков, хирург Игорь Мелендин и доктор Ольга Крылова гордятся своим учителем и стараются не отставать от него по  показателям мастерства. Вот такой подобрался коллектив врачей, поэтому количество ошибок в работе в «Волосы.ру» сведено до минимума.
 
 
    После пересадке, о которой я рассказал, прошел год. "Макушка" удачно заросла - теперь, когда я смотрю на себя в профиль, то вижу линию прически, а не провал. Практически так, как было когда-то в молодости. Осталось самую малость - загустить прическу. Этим мы и займемся в ближайшее время - билет в Питер уже куплен.
    Когда-то Федоров сказал мне, что двух персадок будет достаточно, но ведь нет предела совершенству? Как только будет результат,  очередного этапа обязательно расскажу. Может быть и раньше, чем в следующем году! 
Сергей Кириченко
Портал "Охрана Здоровья" - уникальный ресурс о том, как построить новую модель жизни
О самом главном

© 2005 - 2018, "Охрана Здоровья"